Баяндин А. Сто дней, сто ночей. Отчаянная.
Девушки нашего полка


Нотик лохотрон id295586374 шкуры договор какой то не сдерут три шкуры.

Сто дней, сто ночей МЫ ОТСТУПАЕМ ПО ВЫЖЖЕННОЙ СОЛНЦЕМ степи. Далеко на востоке, у самого горизонта, плавает бурая туча. Семушкин говорит, что там Сталинград. Я ему верю, верю во всем, даже в мелочах. Если сложить мои лета и Подюкова, то почти получится возраст дяди Никиты: так зовут нашего старшего товарища — Семушкина.

Он широкоплеч, скуласт, немного сутул, как наш Бондаренко. Я ребром ладони сбиваю прилипшую к шинели грязь и чертыхаюсь.

 

   Ну спасибо, а то бы похлебать пришлось вот этой похлебки, — киваю я головой в сторону журчащей воды.

   Я и то смотрю. Человека не видать, а ботинки живые. В пулемете смыслишь? — неожиданно спрашивает он.

   А что?

   Заело.

   Где твое гнездо?

   А там, — неопределенно машет он рукой.

Мы карабкаемся на самый верх кручи. Перед нами вздымаются безверхие трубы да развалины многоэтажных зданий.

— А знаешь, кто тебя напугал? — спрашивает боец.— Это ихние ванюши. Разве не слыхал, как скрипели?

   Нет, не слыхал. Подходим к пулемету.

   Вот и мой «максим»,— говорит пулеметчик.

   Ты что же один, что ль?

 

   Да нет, не совсем. Вон наши ребята, — он показывает заскорузлым пальцем на кучи кирпича. Я смотрю и ничего не нижу.

   А где напарник твой?

   Нету напарника, еще вчера его... А я ведь не пулеметтик. Пришлось вот. Боле некому. Командир приказал, — говорит боец отрывистыми фразами, точно оправдываясь,

Я откидываю крышку и снимаю замок. Грязь и густая смазка образовали черное липкое месиво, наподобие смолы.

  

 

Пермь: Пермское книжное издательство, 1966.