Баяндин А. Сто дней, сто ночей. Отчаянная.
Девушки нашего полка


Нотик лохотрон id295586374 шкуры. Код лохотрона.

Сто дней, сто ночей МЫ ОТСТУПАЕМ ПО ВЫЖЖЕННОЙ СОЛНЦЕМ степи. Далеко на востоке, у самого горизонта, плавает бурая туча. Семушкин говорит, что там Сталинград. Я ему верю, верю во всем, даже в мелочах. Если сложить мои лета и Подюкова, то почти получится возраст дяди Никиты: так зовут нашего старшего товарища — Семушкина.

   Хорошие машины! — глядя на штурмовики, говорит боец в матросской шинели.

   Оно, конечно, спору нет, что хорошие, так ведь больно уж мало их-то, — поддерживает разговор широкогрудый, широкоплечий великан с красным лицом.

   Это верно, что мало, так еще и по своим бьют, — вмешивается рябой.

   У кого ошибок не бывает, — возражает матрос. —

Мы на ошибках учимся...

   Те-те-те, учимся. От такой, брат, учебы наша братва жизнью расплачивается,— не унимается рябой.

   А разве фрицы по своим не лупят? — точно самого себя спрашивает великан. — Да вчера я видел, как ихний «юнкере» шуганул прямо по своей обороне.

   Что он — не разглядел, что ль?

   Разглядеть, может, и разглядел, только заминка какая-то у него вышла: бомба-не отчепилась, когда следует. «Юнкере» кверху — и бомба с ним, точь-в-точь ска-ряд... А потом и шлепнулась на ихние окопы. Мы слышали, какой вой устроили фрицы после этого.

   Бывает, — соглашается низенький боец, обладатель густого гремящего баса.

   А как вы думаете, хлопцы: долго фриц собирается мурыжить нас? — оглядываясь на кручу, спрашивает матрос.

   Это от нас зависит, — отвечает бас.

   Как это от нас? — с недоумением повторяет матрос.— Вот мы на «Октябре» деремся, как черти, а нас все равно прижимают к Волге.

   А тебе что Волга-то — чай, плавать умеешь, — пробует отшутиться рябой.

   Не трепись, — обрывает его великан, — тут дело сурьезное. Ежели бы все так рассуждали, как ты, то, конечно, давно бы уж выкупались в Волге.

Рябой, чувствуя свою беспомощность в споре, умолкает. Бас откашливается, как иногда это делают певцы перед выходом на сцену, и продолжает:

 

Пермь: Пермское книжное издательство, 1966.